NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Треугольник Фоксборо: Крафты, Парселлс и Беличик

От переводчика

Представляю перевод одной из глав из книги Майкла Хоули "Царство Патриотов", в которой раскрывается тема отношений между Робертом Крафтом и Биллом Парселлсом.

Глава 2

Это было во вторник утром. Сразу после десяти. Когда Билл Беличик встречался со своим советником и другом Эрни Адамсом. Они обсуждали Титанов, с которыми Патриотам предстояло сыграть через шесть дней в Нэшвилле. Беличик и Адамс обсуждали способы остановить квотербэка Стива Макнейра, в тот момент, как кто-то легко постучал.

Через несколько секунд к ним присоединился ещё один человек “из футбола”. Это был Роберт Крафт. Он заскочил просто послушать как профессионалы анализируют футбол, спорт, которым он был одержим почти так же, как и они.


Он слушал их размышления про квотербеков, которые умеют “бегать”.


- Мы так медленны в защите, - сказал Беличик, - скрамблы доставляют нам хлопот больше чем остальным. Могу поспорить, что Данте Кулпеппер против нас побил свой рекорд по ярдам за матч в этом сезоне. Или около того.


Крафт слушал их разговор про Макнейра - “Его же можно рассматривать практически как раннинбека” - и наблюдал как они зарываются в архивы в поисках того, что однажды помогло им остановить 235 фунтового квотербека. Они нашли геймплан Джетс с ноября 1998, когда Джетс победили Теннесси Ойлерс 24:3. Макнейр был так плох, что  по ходу игры его заменил Дэйв Крэйг. Ожидать чего-то такого же было наивно, но в руках у них было доказательство, что наивная мечта может стать реальностью.


Крафт услышал обещание исправить проблему в защите.


- Если ничего интересного не придумаем - “вычистим всё до блеска”. Если всё сделаем правильно - заставим их ограничить скремблинг от квотербека.


Послушав ещё пару минут, Крафт тихонько выскользнул за дверь. Позже он, вероятно, вернется и послушает мысли Беличика. Или свяжется с Биллом из офиса и попробует хотя бы частично понять игру так, как её понимает главный тренер. Он знал, что может поговорить с Беличиком без боязни показаться назойливым собственником. И Беличик знал, что когда общается с Крафтом, то говорит с любознательным футбольным болельщиком и исключительным бизнесменом одновременно. Между тренером и владельцем сложилось то, чего каждый из них не имел в прошлом - безоговорочное понимание, каждый что-то получал от их общения.


После того как Билл Парселлс покинул Новую Англию в 1997, Крафт и его семья были вынуждены отбиваться от вопросов касательно того, что тренера намеренно всеми правдами и неправдами пытались удержать вдали от Нью-Йорка. В сентябре Парселлс вернулся в Фоксборо с новой любовью, Джетс, а в Новой Англии набирало популярности острое высказывание, которое во-время подхватил бывший колумнист Бостон Глоуб Майк Барникл.


- Раньше я не понимал этого, - писал Барникл, - но настоящим творцом этой команды был Амос Алонсо Крафт.


Отсылка к легенде футбольного коучинга и намек, что владелец был чем-то вроде назойливого футбольного полубога раздражал Крафта тогда и сейчас.


- Теперь мы будем умнее. Думаю, фаны должны быть рады умному владельцу, - оправдывался Роберт Крафт, - Речь о нашем финансовом состоянии. С Парселлсом мы имели парня, который тренировал из года в год. И его контракт должен был нас как-то не устраивать? Абсурд.


Действительно, Крафты имели дело с Парселлсом каждый день. Роберт сдержан и дипломатичен, когда говорит про Парселлса сегодня, но можно почувствовать ту гамму эмоций, которые он испытывает аккуратно подбирая слова. Джонатан Крафт, вице-президент, более откровенный.


- Я ненавидел его со страшной силой. Он пытался выставить отца в дурном свете, чтобы тот выглядел нелепо. И как сын я его за это ненавижу.


Беличик прибыл в Новую Англию как ассистент главного тренера во время подъема Крафта-Парселлса в 1996.


- Очевидно, что многое произошло до того, как я добрался туда. Мне показалось, что общения было катастрофически мало.


Как только Беличик, будучи ассистентом главного тренера, сдружился с президентом, общение между ними стало для Билла Беличика более комфортным чем было с Артом Моделлом в Кливленде. Они общались несколько раз в неделю, о футболе, о футбольном бизнесе. Когда кто-то становился невольным свидетелем их бесед, то этот человек ловил себя на мыли, что слышит разговор двух яйцеголовых.


Мозговитый выпускник Уэслианского университета, со степенью по экономике, и по защитам в Супербоуле, с одной стороны. С другой миллионер, выпускник университета Колумбии и Гарвардской школы бизнеса, который провел весь четвертый и начало пятого десятков планируя покупку Патриотов. С третьей стороны звучал голос ещё одного выпускника Гарвардской школы бизнеса, и колледжа Вильямса - Джонатана, когда тот присоединялся к их общению. Для Беличика беседы с Крафтом никогда не были бременем. Размышляя о футболе Биллу достаточно положиться на интуицию, и станет понятно, почему что-то может быть хорошей или плохой идеей.


Размышления Крафта об игре были так хороши, потому что он любил её, и жил ею с с ранних лет в Бруклине. Он закончил школу в 1959, за один год со рождения Патриотов. Он был маленький, не более 5’9, но всегда хотел играть. Он знал, что в школе это невозможно. Он посещал уроки Хибрю каждый день после школы, а команда играла по субботам, в Шаббат. И когда он получал академическую стипендию в Колумбийском университете жажда игры не покидала его. В тайне от родителей Роберт стал играть за местную школьную команду. А после игры с Пенн, в которой Роберт получил травму колена и потребовалась операция - правда вскрылась. Школа пыталась связаться с Крафтами, но в Шаббат они не отвечали на звонки до захода солнца.


- Нам нужно разрешение на операцию для вашего сына

- Что случилось?

- Он получил травму на сегодняшней игре.
- На какой игре? На футбольной игре? Что?


Он был всего-лишь пацаном, ему не было даже 21. Но было ясно, футбол каким-то образом становится частью его жизни. Когда ему было 29, и он был отцом молодой семьи, Роберт приехал домой в Ньютон и был встречен у парадной. В доме на Грейлин Роуд 60, Крафта встречали жена и сын. В 1971-м году его старшему, Джонатану, было 7 лет.


- Давай же, я хочу тебе кое-что показать, - Роберт обратился к мальчику.


Открыв дипломат, отец протянул сыну абонементы на Патриотов, которые играли на новом стадионе в Фоксборо. Джонатан был в восторге, несмотря на то, что подарок сказывался на семейном бюджете очень сильно. Мира Крафт была недовольна. Джонатан даже слышал её крики на мужа, т.к. их спальни были через стену. Мира спрашивала, что Роберт делает? Абонементы не были хорошим вложением денег для семьи, которая только начинает строить свой достаток.


При желании Мира могла бы аргументировать ещё и игрой команды, - та была ужасна. За время с 1971 по 1975-й годы результат команды был 24:46. И лучшим во всем этом было то, что на играх Крафт проводил время с сыном. Он брал сэндвичи на Коммонвелс Авеню и ехал на стадион. 10 долларов за парковку машины он не платил, и сам выбирал хорошее место, чтобы после игры не попадать в пробку. Иногда он брал с собой рулон туалетной бумаги. Это была местная традиция. Когда команда набирала очки все бросали рулоны высоко вверх и наблюдали как он распускается на толпу.


Было очень весело. Даже если команда выглядела не очень. С годами росла семья, росли и мечты. Крафт начал карьеру с компании по производству бумаги, Ренд-Витни, которая принадлежала его приемному отцу, филантропу Якобу Хаяту. Когда Крафту было за 20, он показал свою бизнес хватку проанализировав ситуацию на бирже и вложив 40 тыс в рискованное дело, которое в итоге сыграло. А в ранние 1980-е Крафт вышел за пределы малого бизнеса. В это время у него собрался достаточно большой капитал для покупки Ренд-Витни. Теперь он искал что-то побольше, чем билеты в сектор 217. Он хотел купить команду. Он хотел, чтобы команда играла на стадионе, который был бы более привлекательный чем малобюджетная арена, на холме неподалеку к Трассе №1. Он был бостонским ребенком, который за свою жизнь видел кучу чемпионств Селтикс, пару титулов от Брюинс, и ни одного от Ред Сокс, - самой душераздирающей подружки невесты из всех. Но что он действительно хотел увидеть - победу Патриотов в Супербоуле.


В этом отношении, он мог бы указать на них и с гордостью сказать, что это была его команда.


Но что-то волновало его, когда часть мечты становилась правдой. Он уже владел Стадионом Фоксборо, командой, что на нем играла и землей вокруг. В январе 1994-го он купил команду у Джейсма Буша Орвайна за на тот момент рекордную сумму в 200 миллионов.

Но в 1996-м он не занимался новым стадионом и у него не было чемпионства. Не смотря на то, что команда чуть не выиграла Супер Боул XXXI, Крафт был озадачен неминуемым отъездом Парселлса. Его беспокоили и даже причиняли боль, мысли о том, однозначного мнения по отъезду тренера не было, и что некоторые будут его этот отъезд осуждать. Сложно сейчас описать эмоции, от того, что случилось с командой после ухода Парселлса, и до прихода Беличика, потому что это случилось так быстро. Спектакль был слаб, плана не было, менеджмент был средний. Это расстраивало Роберта, потому что это происходило с Патриотами. А Патриоты в сердце и в деле были его командой.


- Мой отец... Я думаю, люди всегда, на протяжении всей его жизни, недооценивали его, - говорит Джонатан, - он не исходил из материального, и его всегда недооценивали. Взгляните на его карьеру. Ему всегда говорили, что у него на это нет денег или умений, или чего-то другого. Люди думают, что он сошел с ума. Но он видит вещь, составляет план, и как только он это наметит, вцепиться и доведет до конца.


К концу сезона 1996-го Роберт Крафт начал осознавать, что, возможно, ему придется использовать свою цепкость в необычный способ - распутать контрактные проблемы с главный тренером. Слухи говорили о том, что Парселлс ищет другую команду, несмотря на контракт с Патриотами. Если это было правдой, это становилось проблемой. Судя по контракту тренера опций у команды было немного: Парселлс мог бы тренировать Патриотов в 1997; он мог бросить тренерскую работу на год, и вернуться в 1998; он мог перейти в другую команду в следующем сезоне, если эта команда заплатит Патриотам компенсацию.


Безусловно, в отношениях между Крафтом и Парселлсом были трудности. Причем трудности личностные. Всё могло начаться как простая личная ссора, которая была очень вероятной учитывая их личности. В конце концов, Парселлс признавался как один из лучших тренеров в современной истории футбола. К тому же, у него были чемпионские перстни, которых так жаждал Крафт. Соответствовать харизме тренера тоже было сложно. Ежедневные пресс конференции Парселлса были своего рода реалити шоу, еще до того, как этот термин изобрели. Представители медиа приходили на шоу одного актера, только чтобы увидеть, в какие красочные устные краски он раскрасит обычные черно-белые футбольные картинки. Никто в НФЛ не мог так приковать к себе внимание на полчаса не сообщая ни крупицы полезных новостей. Он вразвалку входил в комнату, садился за стол и начинал со знакомой речи.

- Огонь, ребята.

Иногда, когда он шел “на все деньги”, Парселлс мог дать чуточку больше чем официальное общение. После пресс конференции он общался дополнительные 5, 10, 15 минут. Он хорошо чувствовал настроение толпы журналистов, и он должен был это делать: он требовал чтобы вырезки из нью-йоркских и бостонских газет лежали у него на столе к семи утра, а спортивные передачи по радио были саундтреком в его офисе. На него часто делали пародии, как гангстера из Джерси, который всегда был на грани того, чтобы сказать вам, что он знал намного больше, чем вы.


Контракт Парселлса Крафт приобрел вместе с командой. Тренер на самом деле был подписан Ортвайном, предшественником Крафта. Ортвайн держался от Парселлса подальше и позволял заниматься футболом так, как тренер того желал. Крафт не желал поступать также. Он соглашался дать менеджерам пространство, но карт-бланши давать он был не намерен. Также Крафт не собирался позволять Парселлсу ограждать стеной все футбольные операции, пока пиджаки будут заниматься делами в других местах. Как владелец, он собирался задавать бизнес-вопросы. И как футбольный фанат, который заплатил за команду больше, чем все до него, он верил, что задавать такие вопросы у него есть право.


Они были несовместимы. Беличик и Крафт разговаривал часами об игре, о математических принципах при расчете потолка зарплат. С Парселлсом такой связи не было. Но разница между ними помогла выявить растущую разницу между двумя тренерами. Один чувствовал дискомфорт со стилем управления владельца. Другого этот стиль восхищал.


- У всех есть мечты, но Крафты поднимают их на новый уровень, - однажды сказал Беличик, - Эй, многие мечтают однажды встретить рок звезду; Роберт притащил Элтона Джона на свою годовщину. Когда вы получаете посылку, вы хотите знать, что внутри. Роберт тоже, но сначала он выяснит, не он ли произвел эту коробку. И если не он, то почему? Это скорее всего отличается о того, как мыслят другие люди, но мне кажется это одна из тех вещей, что делают нас единым.


Эти же вещи не объединяли Крафта и Парселлса. 12-го января 1997-го утром, в день игры за чемпионство в AFC Вилл Макдоноу, легендарный колумнист Бостон Глоуб, подошел к владельцу. Макдоноу был близок к обоим, и хотя он верил, что Крафт обманул его перед драфтом 1996, он знал, что всё еще может поговорить с ним. Им нужно было поговорить. Бостон Геральд выпустили статью, которая объясняла, почему Патриотам стоит согласиться на компенсацию, если другая команда захочет подписать Парселлса. Макдоноу, а также репортер NBC, интервьюировали Парселлса утром в 12. Конечно, Парселлс уже прочитал ту статью в Геральд и был взбешен. Он подозревал, что это Крафт слил информацию репортеру


В пересказе своей версии отношений между тренером и владельцем месяц спустя в Глоубе Макдоноу написал, что он хотел пообщаться с обеими в январе, чтобы они могли хотя бы на время поработать мирно.


- Я сказал Парселлсу: “Слушай, я подберу Крафта, когда он здесь будет и притащу его в твой офис, пора распутать этот узел. Он все это время говорит мне, что хочет быть честным. Давай посмотрим, что за этим стоит. Крафт, помнится, был удивлен, когда я подошел к нему в тот день. Я ему сказал: “Мне нужно разрешить один вопрос между вами с Биллом.”. На что он ответил: “О чем ты вообще говоришь?”. Он ещё сказал что-то про Парселлса, который никак не дождется, чтобы выйти из под контракта. Я ощутил, как будто они пытаются меня запугать.


До финала AFC было ещё 4 часа. Сразу же со старта Патриоты завладели преимуществом и победили 20-6 в игре с Ягуарами. Крафт был близок к тому, чтобы на своё трехлетие, как владельца клуба взять перстень. Он общался со всеми на поле после игры, и никто не догадывался, что сегодня днем у него была перепалка с Парселлсом. Он назвал тренера одним из лучших, и потом произнес.


- Это один из лучших моментов в моей жизни. Именно по этой причине моя семья занимается спортом. Мы построили здесь нечто особенное, и мы обязаны этим игрокам и тренерам. Я просто не могу выразить свои чувства. Я в экстазе. Я счастлив. Я доволен.


Это чувство продлилось неделю. 20-го января - неудачный день для фанатов Патриотов. Макдоноу выпускает молнию - Парселлс уходит. Основной причиной ухода, как пишет Макдоноу, стали ухудшающиеся отношения между Крафтом и тренером. Уход - непростое решение для тренера, но вероятно, лучшее. Он не был счастлив в организации, организация не была счастлива с ним. Эта новость увенчала сезон, что был полон слухов. Каждый специалист из команды Парселлса вероятно имел свой момент осознания, что сезон был по сути не футбольным еженедельным сериалом.


- Я не знаю, смогу ли я объяснить, - сказал Беличик про сезон 96-го, - Я имею в виду, что были времена, когда все казалось нормальным. Но были и такие, когда всё было безнадежно. До сих пор ещё возможны какие-то сложные разговоры на эту тему. Но мне кажется, что были две вещи, которые торчали наружу.


- Первой был Терри Глен. Ресивер-первогодка не любил летать. Особенно в плохую погоду. Ему было некомфортно лететь с командой в Нью Йорк, и он искал Парселлса, чтобы об этом поговорить. Чарли Вайс привел его ко мне, потому что не смог найти Билла. Мы не могли найти Билла, потому что Билл ушел. Он не хочет лететь. В этот момент он перестал быть для Терри авторитетом и воспитателем, каким должен быть главный тренер. Трудно увидеть здесь последовательность.


- Второй вещью был Супер Боул XXXI. Патриоты встречались с Грин Бэй и MVP лиги Бреттом Фавром. Они были андердогами с двузначной форой. Но интрига была не в том, чтобы сдержать Фавра или заблокировать защитного лайнмена Реджи Вайта. Тема Парселлса была главной!


- Да, я бы сказал, что на протяжении всего пути была куча вещей, которые отвлекали, - сказал Биличек, - Я могу рассказать вам из первых уст, что было куча всего в преддверии игры. Я имею в виду, его разговоры с другими командами. Он пытался определиться с тем, что он хочет. Я считал это, честно говоря, не очень уместным. Сколько у вас шансов сыграть в Супер Боуле? Скажи им вернуться к тебе через пару дней. Я не говорю, что это было неуважительно ко мне, но это сказалось на настрое всей команды


Патриоты остановились в Новом Орлеане в Марриоте. Судя по телефонным звонкам Парселлса, особых ограничений на “межгород” не было. Счет за телефон показал кучу звонков в Хемстид, Нью-Йорк, административный дом Джетс. Крафт подозревал о Джетс и был убежден, что они обо всем уже договорились с Парселлсом. Звонить в Нью-Йорк было глупо и беспечно, - каждый звонок любого сотрудника мог быть проверен. Но кроме этого, факт звонка говорил о том, что происходит что-то неладное.


- Это было очень-очень странное время, - говорит Джонатан, - и когда ты не являешься экспертом в этом бизнесе - а мы все еще были новичками в футболе - это может стать горьким уроком. Большой Билл скрывал от нас много чего. А мы не знали даже, как сформулировать вопросы.


Ничего нельзя было сделать, чтобы сохранить отношения - если можно так сказать - между Парселлсом и Крафтами. Все было кончено. Даже без “сериалов” и раздоров победить Пэкерс было бы сложно. Со всем же этим победу Патриотов было сложно даже предположить. Ничего не осталось с того финала конференции, когда Крафт и Парселлс могли ругаться перед игрой и делать друг другу комплименты после.


В Луизиане Патриотам предстояло встретиться с Грин Бэй, командой, что забила больше всех и пропустила меньше всех. Пэкерс были просто лучше. Они выиграли игру 35:21. Игра была состязательной, но третья четверть расставила все по своим местам. Кикофф ретернер Десмонд Ховард пробежал 99 ядров сквозь спец команду Новой Англии и подвел итог встречи. Это было “ранил и убил”.

Роберт Крафт покинул Новый Орлеан понимая, что кольца у него не будет. Джонатан покинул с размышлениями о том, что делать дальше. Беличик, тренеры и игроки покинули с понимаем того, что Парселлс уходит.


- То, что он не полетел назад с командой было чем-то вроде.. Он посылал команде, вероятно, не самое радостное сообщение, - говорит Биличек, - было очевидно, что заварилась большая каша.


С учетом хороших отношений с Крафтом, Беличик был первым кандидатом. Патриоты хотели его нанять,и все что они видели свидетельствовало о правильности желания. Беличик был, пожалуй, лучшим кандидатом для Патриотов в феврале 1997-го. Что об этом говорило?


Дефенсив беки команды приходили к Роберту сообщая, насколько талантливым является их тренер. А когда Крафт спросил о деталях, в чем же заключается его талант, они качая головами ответили, что у него хватило ума предсказать все это. Он был отличным учителем, таким, который научит тебя правильному поведению на линии, чтобы не получить по голове. Он был ремесленник, который действует так утонченно, что вы не замечаете этого, пока не увидите, как кто-то делает тоже самое менее искусно.


Роберт помнит переговоры. Он помнит, как Беличик говорил про новую лигу, которую создал коллективный договор 1994-го года.


- В рамках системы, - рассуждал Биличек, - разумный менеджмент позволит команде выходить в плей-офф и даже в финалы каждый сезон.


Джонатан вспоминает их разговоры.


- Обычно это было 5 или 6 утра. Мы садились и говорили около часа. И он просто... У него "это" определенно было. Это были определенно другие разговоры, чем с Биллом Парселлсом или Питом Кэроллом. Это был другое измерение.


И это был Билл Белличик, который однажды сказал про Крафта:


- У него отличное бизнес-чутье. В сегодняшней игре оно помогло тренеру в виде ресурса, что у нас есть в команде. Когда человек с такими бизнес-идеями и взглядами среди нас, это помогает тренерам тренировать, помогает людям управлять другими, и это определенно переноситься на поле.


Но они его не наняли. Просто не смогли, после того, что произошло с Парселлсом, ведь Беличик хорошо его знал, ассоциировался с ним на протяжении более чем 10-ти лет.  И хоть кандидатура Беличика ощущалась как правильная, логично, что они возвращались в одну и ту же точку: они знали Беличика несколько месяцев, Беличик знал Парселлса несколько лет.


Конечно было огорчение. Джетс - Петриотс было хорошим райвали и так. Теперь же в нем есть элементы Оберн - Алабама и Мичиган - Огайо Стеит. Они играли в одном дивизионе, за одни и те же кольца, с некоторыми теми же игроками и тренерами. Патриотам пришлось обойтись без Биличека. После шума по компенсации, подписания и перестановок, вот как все выглядело:


Беличик и Парселлс (вместе с Вайсом и Ромео Кренеллом) в Нью Йорке.

Бывший тренер Джетс Пит Кэррол, который работал координатором защиты 49-х, был новым главным в Фоксборо.

Бобби Грир был ответственным за подбор персонала в Новой Англии.

Патриоты, молодая команда, сразу после поражения в Супер Боуле, получили дополнительным пики от дивизионного соперника.


Ситуация могла бы показаться надежной, но Патриоты уже начали катиться вниз. В менеджменте не было согласия, и это все сказывалось на поле. Кэролл был отличным координатором защиты, тем самым, кто в конце концов превратил колледж USC в один из лучших. Но он не был правильным выбором для Патриотов. Он был отличным малым, играл на пианино. Он верил в силу позитивных мыслей и часто говорил о мысленном над материальным. Он был умный и скромный. Но его игроки видели границы его усилий. С Парселлсом в команде не было комитета по состраданиям. У тебя проблема? Разберись с ней или не играй. В новой иерархии Патриотов Грир находил игроков, а Кэролл тренировал их.


- Я никогда не слышал от кого-то, что ему не нравятся крестики-нолики Пита Керолла. Мне кажется, люди думали, что он действительно знает футбол, - говорит Джонатан, - но кроме этого, понимаете, как руководить людьми - а тренер должен разбираться в этом - так вот, он не знал как руководить ими. Он был бы классным школьным учителем. Он классный учитель. Классный учитель, но не классный менеджер.


Керолл был лицом пост-парселловского Фоксборо, несмотря на то, у него был частица влияния Парселлса. Он закончил 10-6 первый сезон. Сохранил работу и в следующем году стало 9-7 с плей-офф несмотря на травму колена Дрю Бледсо в конце сезона. А после 8-8 в 1999-м Кэролл потерял свою работу, как и Грир.


Организация должна была начинать все с начала, но не с начала в смысле дней до Крафта. Технологически у Крафта была продвинутая организация. У них был яркий вебсайт и полноцветная еженедельная газета. У них были хорошие контракты с местными теле- и радиостанциями. Они были умны и привлекательны с точки зрения маркетинга. Еще не было своего нового стадиона, но планы на строительство и 325 млн, были.


А еще у них не было тренера, которого они должны были нанять еще в 1997-м. Они знали, что обязаны нанять Беличика в этот раз, и они знали, что в этот раз уже они были теми, кто должен прийти с компенсацией. Но прийти с правильным пакетом было так же сложно и как обсуждать, что же будет в пакете - Джетс и Пэтриотс были воюющими соседями.


На ранних стадиях переговоров по возврату Беличика в Новую Англию общались Стив Гутман со стороны Джетс и Энди Васиньчук со стороны Паторитов. Джонатан Крафт не собирался говорить с Парселлсом, и Роберт поговорил с ним только когда компенсационный пакет был согласован и одобрен лигой. Как только они подписали Беличика, Крафты осознали, что могут получить то, о чем мечтали с 1988-го, когда Роберт Крафт перебил цену Виктора Киама на 6 млн и купил стадион Фоксборо. Киам сравнил стадион с грязной свиньей в 1989-м, и эстетически он был прав. Но Крафт перебил его цену, потому что знал, что стадион был ключом к выживанию Патриотов. Нельзя, как Киам, купить футбольную команду без стадиона и достичь успеха. Крафт знал, что когда дела идут хорошо, скандалы 86-го и 90-го не грозят организации повторением. Он знал, что однажды причиной плохого сезона будут исключительно футбольные причины.


- Это было объектом насмешек, - произнес Джонатан в своем офисе на стадионе. На большом телевизоре включен финансовый канал, на стене куча фоток. В другой комнате стоит трофей Ломбарди, - Мы должны были доказать людям, что нам можно доверить свои дела, свои деньги. Никто никогда не хотел вкладывать в Патриотов уверенность, страсть, веру, время и деньги, потому что все это пропадало. Кто-то делал глупости и все исчезало. Организация не производила ресурсы. Не могло быть еще хуже. И мы сказали, что хотим соревноваться каждый год. Как мы можем создать систему для этого?


В 2000-м они знали, что все ответы сводятся к найму Била Беличика. Если и был кто-то, кто понимал систему, то это был он. Но битва между Джетс и Пэтриотс почти помешала этому. Роберт Крафт остерегался, что возможно понадобится запасной план, если Беличика подписать не получится. Так что владелец команды отправился в Палм Бич Кантри Клаб для секретной встречи с альтернативным кандидатом. Он собеседовал Буча Дэвиса, который был тогда тренером университета Майами. Дэвис заинтриговал Крафта достаточно для второго интервью. Он снял приватный самолет в Бостон и поселился в отеле под фейковым именем. Но дела с Дэвисом прекратились, когда отношения между Джетс и Пэтриотс потеплели достаточно для сделки. Патриоты отдали Джетс три драфт-пика, включая 4-й раунд в 2000-м.


Двадцатичетырехдневный “Джетс - Пэтриотс” эпизод завершился. Все началось с того, что Беличик нацарапал заявление об отставке на куске бумаги. Он написал, что отказывается от должности тренера Джетс, и технически все закончилось с телефонным разговором между Крафтом и Парселлсом. Но конечно все еще было впереди. Некоторые отношения, как у Беличика и Парселлса, никогда не станут прежними. Парселлс останется во фронт офисе Нью Йорка, а Беличик отправится в Новую Англию снова работать на Крафта. Вскоре Беличик встретится со старыми патриотами и представит себя новым. Он пожмет руки, встретится с главами отделов, и главами бизнеса. Офис в Фоксборо ждал его. Он заполнит этот офис футбольными знаниями, и ему предстоит большая перестройка.

Источник www.amazon.com
yazonnile
potato написал: А где можно 1 главу прочитать ?
На русском - пожалуй, нигде. В оригинале - по ссылке - первая глава доступна, в качестве ознакомления.
potato
А где можно 1 главу прочитать ?


yazonnile
za-jigalo написал: это типа ответ испн?)
Вряд ли. Скорее ответ вашему подкасту :)

В последнем подкасте Бреив немного рассказал про переход команды от Парселлса к Беличику. Захотелось подробнее вникнуть в тему, что и вылилось в перевод главы.

za-jigalo
это типа ответ испн?)
jane4ka
Спасибо!
peacock
Ой, какая рефлексия, так мило
yelick
Спасибо большое! Надо будет перечитать после War Room.
yankee
Спасибо за труд/перевод) Чтиво отменное!