NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Как студенческие команды "Всех звёзд" противостояли действующим чемпионам НФЛ



От редакторов и переводчика:

В последнее время, особенно в среде русскоязычных болельщиков американского футбола, все чаще всплывает вопрос: «Сможет ли сильнейшая студенческая программа победить слабейшую команду НФЛ в очной встрече?». Интерес к такой гипотетической игре конечно же подогревается доминированием Алабамы Кримсон Тайд в студенческой ассоциации и, затянувшейся перестройкой Кливленд Браунс, – худшей команды профессиональной лиги последних лет. Вряд ли руководство двух спортивных организаций будут заинтересованы в проведении такого матча. Но все же у нас есть способ попытаться найти ответ. Он довольно простой – заглянуть в прошлое. История очень полезная штука, которая даёт ответы практически на все вопросы, если знаешь, как пользоваться её уроками. В истории футбола матчи между профессионалами и любителями совсем не редкость, особенно в начале века, во время становления игры. В первую очередь вспоминается выставочная благотворительная игра в декабре 1930 года между сборной сильнейшей в те годы студенческой программы Нотр-Дам (Олл Старз) и чемпионами профессиональной лиги Нью-Йорк Джайантс (последняя игра Ирландцев под руководством великого тренера Кнута Рокне). Победа Гигантов стала очень важной вехой в становлении профессиональной игры – именно этому матчу приписывают перелом в отношении зрителей к про-футболу. Также, со средины 30-х и до средины 70-х годов ХХ века ежегодно проводилась игра между сборной студентов и чемпионом НФЛ, под названием Колледж Олл-Стар Футбол Классик, о которой и пойдёт речь в предлагаемой вашему вниманию работе.

Этим очерком мы начинаем публикацию переводов серии статей, вышедших в 2015 году в Sports Illustrated к юбилейному 50-му Супербоулу, и посвящённых недооценённым, забытым и просто странным эпизодам в истории футбола.


***

Считается, что в Чикаго очень хорошо в августе, разве что немного жарковато. Но вряд ли Джеки Слэйтер чертовски мечтал там находиться летом 1976 года. Ничегошеньки он там не забыл. Вообще.

Прошло почти четыре месяца с тех пор, как Лос-Анджелес Рэмс выбрали 22-х летнего Слэйтера из университета Джексон Стэйт в третьем раунде драфта НФЛ, и до сих пор не заключили контракт. "Мой агент, – вспоминает 61-летний Слэйтер, – даже не удосуживался отвечать на мои звонки по телефону". Весьма удивительно, но никто не стремился подписывать гард тэкла ростом 1,93 м и весом в 118 кг, который расчищал дорогу в колледже для небезызвестного раннера по имени Уолтер Пейтон. Футбольный рынок пока не спешил принимать железного человека, который в будущем отыграет 20 невероятных сезонов и будет блокировать для 7 топовых раннеров, обеспечивая им возможность набирать 1000 и более ярдов за сезон.

Ничто не подогревало интереса к Слэйтеру, который на тот момент согласился бы на любые деньги, разве что палящее солнце Среднего Запада. При этом, деньги нужны были позарез: Джеки только что женился на богобоязненной оптимистке Энни (с которой они живут душа в душу вот уже 40 лет) и не мог достойно обеспечивать семью. "Всё моё имущество, – вспоминает он, – умещалось в зелёный чемодан".

По соображениям Слэйтера, он должен был находиться в Лос-Анджелесе и бороться за место в ротации о-лайн Рэмс. Вместо этого он тренировался (практически за еду) для участия в Колледж Олл-Стар Футбол Классик – предсезонном показательном матче между лучшими игроками студенческих команд и действующими чемпионами НФЛ. В 1976 году этим титулом владели Питтсбург Стилерз, обладающие квотербэком с рукой-пушкой (блистательный блондин по имени Терри Брэдшоу) и непроницаемой защитой (известной как Стальной занавес). "Насколько я помню, – говорит Джо Грин, пожалуй, самый крепкий кирпич в упомянутой защитной стене, – этот матч отличался от простой предсезонной игры. Профессионалы воспринимали его серьёзно. Мы совершенно точно не хотели проиграть кучке каких-то студентов".
Не удивительно, что Слэйтер не хотел в этом участвовать. Это был чистейший кошмар.

Сегодня, воображая как мог бы проходить подобный матч между профессионалами и звёздами студенческого футбола, мы представляем товарищескую встречу двух команд, которые хотят подарить красочное шоу. Состав студенческой команды в этом ванильном мираже всегда состоит из лучших программ – например, Корнхаскерс 1996 года, Троянс 2004, топовый представитель Юго-Восточной конференции сегодня. С другой стороны мяча конечно же слабейшая команда НФЛ. Приятная фантазия, которая кардинально отличается от реальных матчей средины 20-го века, в которых сборная солянка из талантливых выпускников колледжей практически регулярно перемалывалась в жерновах величайших команд, чемпионов среди профессионалов.

Это история жестокого обращения с детьми, которую сегодняшние молодые профессионалы не могут понять. "Парни из НФЛ против каких-то студентов? – спрашивает Мелвин Гордон, тэйлбэк-новичок Чарджерз, которого почти наверняка выбрали бы на подобную игру, учитывая рекордные показатели на выносе, установленные им в Висконсине, – Вы имеете ввиду баскетбольный матч?"

Извини, нет. Регулярная профессиональная футбольная игра.

"И это со шлемами и наплечниками?"

Да.

"На мой взгляд, это просто жестоко и несправедливо", – говорит лайнбэкер Сан-Диего Монти Те'о, играющий в Лиге свой третий сезон.

У Майка Нолана, тренера Те'о и лайнбэкеров команды, противоположное мнение. Но, в этом случае, по-другому и быть не может. Скончавшийся в 2007 году Дик Нолан, отец Майка, принимал заметное участие в четырех матчах "Всех звёзд": сначала в качестве новичка хавбэка Мерилэнд Террапинс (в 1954 году), затем как ди-бэк чемпионов мира Нью-Йорк Джайантс (1956) и наконец, будучи помощником тренера команды "Всех звёзд" (в 1974 и 1976 годах, когда он тренировал Сан-Франциско 49ерз). "Думаю, у моего брата всё ещё есть джерси [моего отца], с тех времён, как он играл за колледж, – говорит Нолан. – А у моего другого брата есть [отцовский] джерси одной из команд Гигантов". "Одна из тех старых моделей, которая завязывается снизу", – объясняет Нолан у раздевалки Чарджерз, изображая пантомиму процесса одевания джерси. "Я помню, как смотрел игру, в которой отец тренировал в 76-м году – она была остановлена из-за молнии или чего-то в этом духе. Мне это показалось необычным. Ведь в то время о прекращении игры не могло быть и речи".

Теперь, прежде чем вы сочтёте 56-летнего Нолана неким футбольным Мафусаилом, поясним, что он не присутствовал на первой игре Колледж Олл-Стар Футбол Классик в 1934 году. Это противоборство было лихорадочной мечтой спортивного редактора Чикаго Трибьюн Арка Уорда. Вундеркинд, ранее служивший пресс-секретарём тренера Нотр-Дама Кнута Рокне, Уорд считал себя не столько журналистом, сколько организатором зрелищ. Фактически, это он был инициатором проведения любительского боксёрского турнира "Золотые перчатки" и игры "Всех звёзд" MЛБ. Именно к Уорду за помощью обратились мэр Чикаго Эдвард Келли и издатель Трибьюн Роберт Маккормик, которые нуждались в постановке центрального мероприятия для Всемирной выставки в Городе ветров.

После встречи с другом и владельцем Бэарз Джорджем Халасом, Уорд остановился на идее показательной игры между сборной лучших футболистов из колледжей и командой чемпионов среди профессионалов. Такой матч в то время был беспроигрышным для обеих сторон. Любители, у которых ещё не было матчей плей-офф, в качестве основного продукта футбольной диеты получили готовое зрелище для насыщения расширяющейся аудитории и демонстрации своих талантов. У профессионалов была возможность убедить скептически настроенную публику в том, что игра в футбол за деньги не такое уж безрадостное и продажной мероприятие, как об этом постоянно твердили Кнут Рокне и Грэнтланд Райз.

Для нагнетания ажиотажа, Уорд ввёл в употребление два элемента, которые позже станут неотъемлемой частью современной хайп-машины: опрос фанатов (около 165 000 читателей Трибьюн проголосовали за 35 игроков колледжей и трёх тренеров) и филантропический крючок (прибыль от матча предназначалась протестантским, католическим и еврейским благотворительным организациям Чикаго). В своей колонке, за два месяцев до даты игры, Уорд писал, что идея "самой необычной футбольной игры из когда-либо запланированных" заключалась в том, чтобы "обеспечить несколько часов полноценного отдыха для тех, кто хочет увидеть лучшие таланты американского футбола".

31 августа 1934 г. чемпионы НФЛ Чикагские Медведи под руководством Халаса встретились на Солджер Филд с коллективом лучших студентов во главе с Ноблем Кайзером, тренером Университета Пердью. Эта игра, закончившаяся нулевой ничьёй, в одной из газет (предположительно, не в Трибьюн) была описана как "смертельно скучная". И, тем не менее, более 79 000 зрителей – толпа в три раза больше той, что наблюдала за теми же Медведями побеждающими Гигантов в первой титульной игре НФЛ на Ригли Филд девять месяцев назад, – посетили этот матч.

В следующем году Халас попросил и получил матч-реванш, хотя его Бэарз и проиграли в финальной игре Джайантс, после того как закончили регулярный сезон 13-0. Это был единственный случай, когда команда без титула получила специальное разрешение для участия в Колледж Олл-Стар Футбол Классик. Встречаясь с звездной командой любителей во главе с тренером Алабамы Фрэнком Томасом, Мишки Халаса выиграли со счетом 5-0, заработав очки 27-ярдовым филд-голом и сэйфти. В этот раз около 77 000 болельщиков заполнили трибуны Солджер Филд.

Стало очевидным, что Уорд нашёл золотую жилу. Люди, казалось, валили толпами ради только лишь обещания хорошей потасовки.




***

Так было во времена Рима, когда христиан бросали львам. И так было в августе 1976 года, когда Джеки Слэйтер застрял в Скоки, штат Иллинойс, в пригороде северного Чикаго, где тренировались звезды колледжей, готовясь к игре с Питтсбург Стилерз – командой, вошедшей в историю, как первая истинная династия эпохи Супербоула.

Слэйтер проклинал спортивного директора своего университета, который отправил его в эту мясорубку, где он, кстати сказать, был единственным не белым оффенсив-лайнменом любителем. Буквально любая другая игра в Боуле – а они стали очень популярны к 70-м годам – была бы лучше, чем эта. "Я был страшно разочарован, – говорит Слэйтер сегодня, сидя в оживлённом кафетерии университета Азуса Пасифик, где он тренирует о-лайн Кугуарз, футбольной программы второго дивизиона студенческой ассоциации. – Я хотел играть в Синьор Боуле, потому что там парни зарабатывали деньги: проигравшие получали 1000 долларов, победители – 1500 долларов, а лучший игрок – автомобиль. Я знал, что у меня не было шанса на машину, но у меня был шанс на деньги. Господь свидетель, они бы мне очень пригодились в то время".

Всё, что он получил вместо боула, это наезды сварливого старикана из персонала студенческой сборной, который тренировал о-лайн. "Я понятия не имел, кто он, и, тем не менее, не выказывал неуважения, – вспоминает Слэйтер, – хотя он у меня сидел в печёнках".

Старик гонял Слэйтера по личным поручениям (Принеси карандаши! Возьми эти сумки!). Он ограничил Джека упражнениями для третьего состава и настоял на том, чтобы новобранец выполнил их все. "У меня никогда не было тренировки типа "встань сюда и коснись кого-нибудь", – говорит Слейтер. – Всё, что я когда-либо делал, было на всю катушку".

На второй день тренировочного лагеря Слэйтер был сыт по горло. Он собирался потребовать для себя настоящих тренировок, и пусть этот несносный дедуган будет проклят! Джеки даже сказал своим дифенсив коллегам, что собирается сваливать. "Это были только слова", – заверяет он сейчас, усмехаясь. Во время снэпа, он сорвался со своей позиции и – БАХ! – врезался в игрока перед собой. "Можно было слышать, как затрещал каркас", – вспоминает Джеки.

Грохот переполошил многих оценщиков талантов НФЛ и все ринулись суетиться вокруг несчастной жертвы. Старый тренер тоже напрягся. "Больше этого не делай!", – прорычал он Слэйтеру.
"Я подумал: "О, боже мой, я вывел дедулю из себя, просто играя в футбол!"

И Слэйтер не сдался. Какая-то часть его была полна решимости взбунтоваться, чтобы вырваться из лагеря. Он сыграл ещё два снэпа в скримидже, после чего старый тренер заменил его.

На следующее утро Слэйтер снова сильно приложил коллегу по команде. На этот раз тренер остановил занятие. Он выбрал пять самых мощных дифенсив-лайнменов – группу, включающую ди-энда Оклахомы Ли Роя Селмона, первого пика драфта, – и выпустил их на большого парня. "Давайте! - Слэйтер вошёл в раж. – Хотите кого-нибудь ударить?"

Первых двух парней он довольно хорошо приложил. На последних трёх, включая Селмона, у Слэйтера уже не осталось сил. Ухватившись за возможность выкинуть своего мальчика на побегушках навсегда, тренер назначил розыгрыш и поставил Слэйтера правым гардом. "Он думал, что смутит меня, – говорит Слэйтер. – Но, видите ли, он не знал, что теперь я был в своей стихии. Я оживился. Это был единственный способ тренировки, который я знал". Так что, по большей части, выпускник Джексон Стэйт остался неукрощённым.

На следующее утро картина тренировок Олл-Стар полностью изменилась. Контактные упражнения на полной скорости. Интенсивные розыгрыши. Скауты появились заранее, чтобы занять места с хорошим обзором. Очевидно, Слэйтер повлиял на старого зайца, которым оказался не кто иной, как Сид Гиллман, отец современной пасовой игры.

За несколько дней до матча двое мужчин сидели в кабинете Гиллмана, болтая, как старые приятели, когда Слэйтер обратился к своему тренеру. "Сид, – сказал он, – я ценю всё, что ты сделал для меня, но я не собираюсь принимать участие в этой игре".

"Почему?"

Слэйтер выдал ему всю подноготную – несостоявшиеся переговоры о контракте новичка, недавняя свадьба, зелёный ящичек. "Послушай, – сказал Гиллман, – твой контракт будет оформлен. Мы всё решим. Единственное, о чём я хочу, чтобы ты думал, это блокировка Джо Грина."

Вот так Слэйтер узнал, что он будет стартовать в последнем, как выяснилось позднее, Колледж Олл-Стар Футбол Классик.




***
Почти пять десятилетий в Чикаго продолжались игры лучших студентов против профессионалов. Появившись на свет в конце Великой депрессии, состязание продолжилось и в годы Второй мировой войны, хотя мобилизация потрепала таланты с обеих сторон. Студенты отметили свою первую викторию в серии в 1937 году: Сэмми Бо из Техас Крисчен бросил победную 57-ярдовую бомбу, заставив преклонить колени Пэкерз под руководством Кёрли Лэмбо. Год спустя "Все звёзды" снова праздновали победу, 28-16, и на этот раз Бо был с противоположной стороны мяча, в составе Редскинз.

В следующем десятилетии последовало ещё три победы любителей. Самой памятной стала игра с Медведями в 1947 году, в которой студенты победили со счётом 16-0. Рекордная толпа в 105 840 человек наблюдала за этой встречей на Солджер Филд, а также миллионы зрителей по телевизору. С изменением игры в сторону паса и введением правила свободной замены, с появлением конкурентной лиги (AAФК, в 40-е годы, ещё одно творение Арка Уорда), которая популяризировала профессиональный футбол за пределами Се­ве­ро-Во­стока и Среднего Запада, футбол стал куда больше, чем просто "здоровым отдыхом". Он превратился в зрелище, обязательное к просмотру.

Студенты снова улучшили свою статистику, первенствуя над чемпионской командой Пола Брауна из Кливленда в 1955 году. 7-13-2 – согласитесь, неплохо для кучки зелёных новобранцев. Не стоит недооценивать и победы морального плана. Например, будущий президент, а в 1935 году центр из Мичигана, Джерри Форд оказался в стане проигравших, но десятилетия спустя, в своей автобиографии, он напишет, что считает ту игру "моральной победой и прекрасным завершением моей студенческой карьеры". Форд извлёк пользу из 100 долларов, полученных за игру, оплатив переезд в Йель, где собирался учиться на юридическом факультете.

Но, по мере того как серия продвигалась, опыт профессионалов становился подавляющим. В течение следующих 19 встреч они уступили всего в двух играх, последний раз в 1963 году, когда Упаковщики Винса Ломбарди проиграли жалкие три очка. Неудивительно, что месть тренера была ожесточённой. В течение трёх последующих игр, с 66-го по 68-ой, его команда превзошла "Всех звёзд" 99-17 (две игры закончились шатаутом).

Это было именно то избиение, которое сегодняшние игроки ожидают от подобных встреч. Давайте все же представим, что серия продолжается. Представили? Избиение было бы ещё более жёстким. Конечно, для того, чтобы студенты и профессионалы снова встретились, организаторам пришлось бы как-то обойти те вещи, которые в конечном итоге убили эти невероятные райвалри: угрозы судебных процессов из-за травм, окна для встреч в календаре сезонов обеих лиг, время проведения конкурирующих матчей, таких как Про Боул например. "Закончив колледж, я бы, вероятно, рискнул [и сыграл], – говорит Гордон, новичок Чарджерс. – Но уже сейчас, когда я знаю, насколько умны эти парни в НФЛ... Я бы не рискнул".

Те'о, полузащитник Сан-Диего, набравшийся опыта за три сезона в Лиге, не может представить себя, играющим против кучки подростков из колледжа. "Это как если бы мы в Нотр-Даме играли против лучших старшеклассников, – говорит он. – Мы бы размазали их. То же самое, что играть против ребят из НФЛ."

"Посмотрите на стратегию в студенческой игре: у каждого своя собственная система – трипл опшин, ран энд ган... Почему они это делают? Они пытаются взять верх; они думают, что, выполняя все эти разные штуки, они победят. Но в НФЛ у всех одинаковый оффенс, профессиональный. Что это значит? Речь идёт о том, что я выстраиваюсь в линию и избиваю вас один на один. Вы ставите эти схемы колледжа перед группой парней, которые могут просто доминировать в матчапах один на один всё время? Это не сработает, бро."

И всё же, иногда "Всем звёздам" удавалось напугать профессионалов. После фамбла в рэдзоун и гол лайн стенд с непобеждёнными Долфинс 1972 года (поражение 14-3), студенты обеспечили взрыв эмоций в 1975 году, когда они пробили "Стальной занавес" Стилерз простым тачдауном. Квотербэк Калифорнии Стив Бартковски, ответственный за все набранные очки сборной колледжей в матче, все же закончившимся поражением 21-14, был назван лучшим игроком встречи (заметим, однако, что традиционно награда MVP вручалась лучшему в команде студентов).



Букмекеры Лас-Вегаса считали Стилерз 17-очковым фаворитом в матче 1976-го года. Но тренер "Всех звёзд" Ара Парсегян, к тому времени ушедший в отставку из Нотр-Дама, был неустрашим и решителен: "Я не боюсь подставить шею, – сказал он прессе, – Когда прозвучит свисток, мы будем готовы к Сталеварам."

Речь Парсеяна, произнесённая перед игрой, была наиболее вдохновляющей из ранее слышанных Слэйтером. "Он говорил о том, что мы находимся на пороге воплощения наших мечтаний, насколько хороши мы были в колледже", – вспоминает Слэйтер. Например, тренер указал на Арчи Гриффина из Огайо Стэйт: "Вы знаете, сколько человек выигрывали Хайсман Трофи два раза? В Питтсбурге ни одного игрока, дважды получавшего Хайсмана!" Я подумал: "Реально, я на самом деле сейчас в высшей лиге, – говорит Слэйтер. – Я имею в виду, он настроил меня на нужный лад!"

Конечно, большая часть этого адреналина испарилась из Слэйтера в тот момент, когда он вышел на поле, и увидел Стилерз, спокойно и уверенно делающих своё дело. Восторженные речи и тренерские напутствия не были особенностью подготовки Питтсбурга. "В основном, – вспоминает Джо Грин, игрок Стилерз, – мы просто шлифовали исполнения комбинаций, стараясь не получить повреждения".

Так что, вы можете себе представить, как вспотел гороподобный дифенсив тэкл, когда Слэйтер, опять заведённый, начал отрезать его. "Эй, мужик, – прорычал Грин. – Это предсезонная игра. Отвали от меня, Слейтер."

Новобранец проигнорировал просьбу. "Когда кто-то начинал умолять меня в колледже, – говорит Слейтер, – я всегда думал: Я поимел его". На другом драйве Слэйтер работал против Грина и нырнул в защитника ещё раз. "Я поднялся – Фум! – Бросил своё тело на внутренний гэп и снова ударил его по ноге". Слейтер лежал на животе, когда почувствовал рывок на своих наплечниках. Значит, Джо Грин помогает МНЕ подняться! – подумал он. – Я поимел его! Но как только Слейтер стал подниматься – Бац! Бац! Бац! – Грин, как утверждает Слейтер, ударил его по лицу. Это был тот ещё "здоровый отдых". "Когда я встал с земли и вернулся в схватку, я знал, почему все назвали его Злой Джо Грин. Я был напуган до смерти."

Джо Грин, немного обмякший гигант в свои 69 лет, отзывается об этом эпизоде очень сдержанно. "Джеки любит рассказывать эту историю, – говорит он с усмешкой, – но все было не так. Я его не бил. Я замахнулся на него, просто предупреждая". Что бы ни сделал Грин, Слэйтер всё понял и играл на условиях старшего.

Стилерз лидировали 24-0, до конца третьей четверти оставалось 1:22 минуты, мяч после перехвата оказался у студентов на отметке 34 ярда на половине поля профи. Когда третий квотребэк Олл-Стар Джеб Блаунт назвал розыгрыш, а выпускник Талсы появился на поле только после того, как Стилерз "обработали" первого и второго, – на поле обрушился мощный северный ветер. Дождь, и до этого досаждавший игрокам, лил стеной, сплошным потоком. Ара Парсеян попросил тайм-аут. Но, по мере ухудшения погодных условий, зрители просто выбежали на поле, используя искусственный покрытие Солджер Филд, как один большой водный слайд. "Они занимались серфингом!" – вспоминает Грин.

Опасаясь за безопасность игроков, рефери Кэл Лепор отправил команды в раздевалки в надежде, что небо успокоится, а служба безопасность разберётся с ситуацией. Но после того, как болельщики сорвали стойки ворот, игра была прервана в 23:01 вечера. Лучший игрок так и не был назван. Вот так Колледж Олл-Стар Футбол Классик встретил свой бесславный конец. Финальная статистика серии 9-31-2 в пользу профессионалов.


23 июля 1976 г. Чикаго, Солджер Филд. Pittsburgh Steelers – College All-Stars. Последние минуты в истории Колледж Олл-Стар Футбол Классик.

Для Слэйтера в той игре самыми значительным была не будя и не остановка матча, а истории и уважение, которое он заслужил своими действиями. Вскоре он вылетел в Город Ангелов, чтобы встретиться с генеральным менеджером Рэмс Доном Клостерманом.

"Ты вызвал настоящий переполох в Чикаго", – сказал генеральный менеджер, приподняв бровь.

"Я не собирался создавать никаких проблем, – начал Слэйтер, опасаясь, что его бунтарство в лагере "Всех звёзд" обернётся против него. – Что случилось?"

Как оказалось, позвонил тренер Гиллман. Клостерман объянил: "Он сказал мне: "Ты с ума сошел? У тебя есть не только лучший оффенсив лайнмэн в этом лагере, но, вполне возможно, лучший в стане НФЛ. Я бы предложил тебе перестать ходить вокруг да около и заключить подписать парня". Вскоре после этого Слэйтер получил контракт. Следующее, что он сделал, это уволил своего агента. "На тот момент я уже знал, что дело не в том, как проворачивает дела агент, – говорит он. – Главное то, что делает игрок – именно эти действия определяю его рыночную стоимость".

Три года спустя, после того, как Рэмс закончили сезон 9-7 и пробились сквозь сетку плей-офф, Слэйтер снова столкнулся лбом с Грином в XIV-ом Супербоуле. По словам ди-тэкла Стилерз, никто не мог остановить Слэйтера в ту ночь в Пасадене. Как вспоминает Грин: "Он блокировал даунфилд в одном розыгрыше; кажется, раннер набрал около 15-16 ярдов. И всё время Джеки повторял: "Спасибо, Иисус; спасибо, Иисус..." Я был шокирован. Я сказал себе: "Боже мой! мы не можем победить этих парней и Иисуса. Ни за что."

В конце концов, божественное вмешательство произошло в виде одного брошенного перехвата Рэмс и пары тачдаун-бомб Брэдшоу, которые привели Стилерз к победе 31-19 и четвертому Трофею Ломбарди. По истечении времени матча Слэйтер и Грин, два великана, не могли не подойти друг к другу.

"Есть фото, как мы с Джо уходим с поля, – говорит Слэйтер об игроке, за которым он, в конце концов, последует в Зал славы в Кантоне. – И у меня эта улыбка на лице, вроде "Хорошо, да, ты меня поимел". И у него такая ещё большая улыбка "Да, мы действительно поимели вас!" Теперь, когда я вижу Джо, я складываю руки и благоговейно склоняюсь. Мой первый старт в НФЛ был против него в Чикаго, в той "Олл-Стар" игре. И это было монументальное событие, скажу я вам".

Подобного мы больше никогда не увидим.

***** *****

Переводчик: Aeon
Корректор: Сергей Павленко

Источник
Widells
Спасибо. Отлично получилось.
Aeon
Спасибо, Миша ))) «я не волшебник, только учусь», надеюсь, следующие будут лучше :) Там очень много интересного, будем работать. На самом деле, тут Сергей главный герой. Всех с наступающим Новым годом!
SirMichael
Какое прекрасное чтиво в первый выходной!

Австралию с Новым Годом!